Шестьдесят шесть ступенек - Проза - Творчество - Afgan-Волгоград
Волгоградские ветераны
БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В АФГАНИСТАНЕ
Творчество
| На Главную страницу |
| Регистрация | Вход | Вы вошли как Гость, группа "Гости"  
Памятник
Наш памятник
Меню сайта
Поиск
Пользователи

------------
Сегодня были:

GISMETEO: Погода по г. Горьковский
Городище
Главная » Статьи » Проза

Шестьдесят шесть ступенек

Шестьдесят шесть ступенек

Ну вот, теперь я лежу дома. Вопрос - зачем? Да! Зачем меня жена забрала и привезла сюда. Зачем я ей нужен такой? Зачем? Этот вопрос постоянно вертелся у меня в голове. Ведь то, что на данный момент я представлял из себя - это было жалким зрелищем. Вы только представте себе это худющий человек с половиной головы, перекошенным лицом, висящей плетью левую руку, а также практически не двигающеюся левую ногу, то есть глубокий гемопорез левой стороны. Это не был инсульт, чтоб не возникало иллюзий у читающих, это было банальное пулевое ранение в голову. Да, меня привезли как и многих других с никому ненужной войны. И теперь я лежу дома на кровати получеловек никому не нужен кроме своей жены, да детей. Тут же в воспалённом мозгу возникает вопрос, а зачем им на шею этот тяжкий груз, с глазами, усами, ротовым отверстием, да вдобавок ходящим под себя уродом. Нет, это было не жалость к себе, а скорее отчаянье, страх перед будущем, бессилие и безысходность. Была полная апатия ко всему происходящему вокруг меня. Да мне просто хотелось умереть, покончить с собой, чтоб освободить жену и детей от себя. Тогда это казалось единственным правильным решением. Думал не будет меня, она найдёт хорошего мужчину, выйдет замуж и у ней с детьми всё будет хорошо. И вот в один день когда я осуществлял план по уходу из жизни, тихо и мирно, я не буду описывать как, вошла жена.

- Дорогой, если ты хочешь покончить с собой, то давай это сделаем вместе, потому что одна я детей не подниму, а другого мужчину мне не надо, - сказала она мне это тихим, но твёрдым голосом, в котором не было ни капли жалости.

Она стояла смотрела молча на меня, а я на неё. Не знаю сколько времени это продолжалось, но в этот момент в мозгу что-то щелкнуло и я почувствовал себя полным дерьмом, ниже плинтуса и самой настоящей половой тряпкой, которой только и годится, что подтирать облёванные полы в какой-нибудь самой грязной пивной на свете. Вот тут то во мне и проснулась злость на самого себя. Неужели прошедший две войны, закаленный в боях воин должен сдаться, да никогда этому не бывать! Встану, обязательно встану! Докажу это в первую очередь сам себе, и окружающим тоже, что такое настоящий мужчина.

Что ж злость была, характера тоже занимать не надо, а уж терпения, стисну зубы наберусь. Сначала заставил встать себя с постели без посторонней помощи и опираясь на костыль. Стал потихоньку двигаться по коридору общаги. Благо коридор был длинный и до выхода было ровно сто тридцать два шага. Может для кого-то покажется это расстояние смешным, для меня же это была тяжёлой дорогой в жизнь. Часто подводила нога которая не держала и приходилось падать, но я вставал и все равно шёл через боль.

Потом один из соседей подарил мне старый мотоциклетный шлем это для того, что если я падаю, не разбил голову, которой и так половина осталось, да не растерял последние мозги, которые в ней ещё есть.

Выходя на порожки общежития по вечерам, когда основная часть жильцов уже дома, я начинал с ними активно общаться и что самое главное, что я ценил в то время это то, что они не отказывали мне в общении, а активно шли на контакт. Но как бы я не старался встать на ноги, без документов это было тяжело в двойне. Так как в своём родном городе без бумаг подтверждающих мою личность, я был никто, просто ноль.

А документы были в части и приходить видимо не собирались, так как там меня уже списали со счетов, как туалетную бумагу после использования. А здесь никто не собирался принимать, потому что никому ещё один калека не нужен. Поговорил с соседом и договорился с ним, чтобы он отвез меня с женой в военную прокуратуру на следующий день. В самой прокуратуре меня встретили благожелательно, выслушали, попросили написать заявление и отправили домой, сказав ждите. А через месяц пришли буквально все документы. И тут всё закрутилось.

С помощью справки ВВК меня отправили на МСЕК, где я получил группу. И с этого момента жизнь моя повернулась но сто восемьдесят градусов в позитивную сторону. Я попал в госпиталь ИОВ и ветеранов боевых действий в отделение реабилитации. В отделение реабилитации, где ощущалась аура доброжелательства, понимания и соучастия. Там с помощью высоко квалифицированного медперсонала мне и ребятам прошедшим горячие точки, то есть видевшие ужас и грязь современной войны, помогали вставать на ноги. Учили нас всех не воевать и не затаивать зло на окружающий нас мир, а на оборот делали так, чтоб мы адаптировались к этой жизни и не считали её чужой для себя. Находясь на лечении в госпитале, вывел для себя формулы которых должен придерживаться, чтобы встать на ноги. Это: что мне никто ничего не должен, как и я. Нельзя сидеть на заднице и ждать подачек, всего надо добивается самому. Не заглядывать в стакан и не искать на дне ценности. Я человек, как и все, несмотря на физические недостатки.

Выйдя из госпиталя я был полон сил и решимости действовать. С чего я начал, так это с установки домашнего телефона. Сразу оговорюсь, с первых минут, как только занялся этим вопросом, возникли трудности. Мне отказали, объяснив это тем, что якобы там, где я живу нет технических возможностей, а когда они появятся, одному богу известно, да еще добавили, что льготников слишком много развелось, так что воин иди подобру по здорову.

- Добро. - Ответил я, не вступая с ними в полемику. - А где находиться ваш главный офис? Где ваше начальство?

Они мне почему-то без проблем дали адрес и когда я собрался уходить вдогонку сказали:

- Идите, идите! Там вы получите тот же ответ, да ещё и с лесенки спустят. Слишком начальник у нас крут.

Когда добрался до главного здания ГТС, то увидел перед собой высокое, красивое, из стекла и бетона здание. Да-а, подумал я, наверное таких как я, смертных, сюда не пускают, ну ничего прорвёмся. И я поковылял, поддерживаемый женой внутрь. Как ни странно, ни чего страшного не случилось. Даже подсказали на каком этаже находится их начальник и в каком кабинете. Поднявшись на этаж и подковыляв к нужной двери, приготовившись к худшему, постучался, открыл и вошёл. Каково же было моё удивление, когда я увидел за столом приятную красивую женщину, подумал ошибся кабинетом. Меня же пугали крутым начальником, который всех подряд швыряет, а тут женщина. Хотел было выйти, но она вежливо предложила нам присесть и не торопясь изложить суть нашего визита, правда перед этим представилась. И этим самым она сразу нас расположила к себе.

Сняв с себя вязаную шапочку, которую я последнее время всегда носил, что бы не пугать окружающих, изложил суть своей проблемы. Говорил о том, что телефон мне нужен не для игрушек, а для жизненных показаний, то есть вызвать врачей или созвонится с аптекой, где мог узнать о наличии, лекарств. Да и вообще он мне нужен для общения, без которого мне никак не обойтись теперь, если я хочу встать на ноги. А мне было отказано, потому что живу в общежитии и нет технической возможности, да и вообще послали подальше как льготника и посоветовали вот этим заявлением, показал ей дубликат, подтереть зад.

Во время моего монолога она постоянно бросала взгляд на мою голову.

- Где и что? - спросила она.

- Ранение. - И я рассказал ей без утайки где, и как произошло.

Помолчав немного, видно о чём-то думая, она по внутренней связи кого-то вызвала. Несколько минут мы сидели в тишине, ни она ни мы не говорили. Тишину прервал вошедший мужчина в деловом костюме средних лет.

- Вот и наш технический директор собственной персоной, любить мы пока его не будем, да и жаловать не будем торопится. Валерий Иванович, вот тут ко мне обратился ветеран с просьбой установки ему телефона, а ему почему то отказали, ссылаясь на вашу службу, - и она протянула ему моё заявление, где был указан мой адрес.

Прочитав его, он сказал что там действительно нет технических возможностей.

- Серьёзно?- спросила она.

- Там же общежития. - Ответил он.

- Значит так, уважаемый, Валерий Иванович, мне не нужен технический директор, который не может справится с техническими проблемами и установить ветерану телефон. Где бы он не жил, в частном доме, в общежитии, или в многоэтажном доме без телефонизации. Вы, меня внимательно слушаете?

- Да.

- Так вот если вы не хотите лишится этого тёплого места в нашей компании, даю вам ровно месяц на решении этой проблемы. И что бы через месяц, но лучше раньше наш ветеран лично мне позвонил с подаренного нами аппарата из своей комнаты. А если нет абонентских номеров, отдайте свой, ему он более нужен, чем вам. Вам всё ясно!

- Да.

- Тогда поезжайте в месте с ними и на месте с ориентируетесь как лучше всё сделать. А я буду всё держать под контролем и ждать звонка.

После этих слов она протянула мне свою визитную карточку и сказала, что когда установят телефон, сразу же звоните по этому номеру и сообщите, что всё в порядке, а если что-то пойдет не так, звоните, не стесняясь с любого телефона автомата, тут же примет меры.

Через три недели у меня в комнате стоял телефон и моей радости и благодарности этому хорошему человеку в лице начальника ГТС не было предела!!!

После того, как установили телефон, моя жизнь завертелась и поскакала вперёд семимильными шагами. Если раньше я не знал куда девать много свободного времени, которое у меня было, то его теперь почти стало не хватать и это мне стало приносить моральное удовлетворение. Я начал работать диспетчером на телефоне, правда сначало ничего не получалось, но не боги горшки обжигают. Так что со временем освоился и начал получать первые дивиденды от этой работы, хоть и не большие, но на хлеб с маслом хватать начало.

А там и квартиру получил как инвалид войны, а следом машину. Получив квартиру, у меня появилась возможность без лифта подниматься на свой этаж. Это шесть пролётов по одиннадцать ступенек. Да-да, всего шестьдесят шесть ступенек. Но я каждый день поднимался и опускался по ним, отвергая все уговоры жены ехать на лифте, а не мучатся. И моё упорство добиться успеха, принесло плоды. Поэтому я бросил костыль, перешёл на бадик. А в скором времени думаю бросить и его.

Я думаю не стоит дальше описывать свою жизнь, потому что дети мои выросли и я имею уже внуков, но восстанавливаться и совершенствоваться буду всю свою жизнь. Я не буду ждать, когда ко мне кто-то придёт и что-то даст, просто поставлю перед собой очередную цель и буду её добиваться. А когда добьюсь, то поставлю другую и начну всё сначала. А когда станет одиноко и грустно, я пойду к людям сам и найду общение. Но я не буду заглядывать в стакан и искать там утешения и драгоценности которых там нет!!!

Категория: Проза | Добавил: starshina (24.03.2011) | Автор: Владимир Чирков
Просмотров: 647 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
С почином Володя!!!
Продолжай дальше - пиши, не останавливайся на достигнутом!

Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright Спицын Игорь Николаевич © 2009Хостинг от uCoz